Category Archives: Преподавание русского языка

Кс-кс-кс!

Преподавателям русского языка как иностранного знакома проблема дефицита аудиоматериалов для первых уроков. Книга «Слово за словом» (Слово за словом / А.М. Куцерева-Жаме, М. Китадзё. – М.: Русский язык. Курсы, 2015) была куплена мной именно по этой причине – на всякий случай, а вдруг что пригодится.

Методичностью это пособие похвастаться, к сожалению, не может, но оригинальности в нём хватает. В своей практике я использовала пока только два первых эпизода, один из которых сегодня мило напомнили студенты второго курса университета.

Как это часто бывает, повторяя материал, мы вдруг обнаружили, что один из студентов забыл слово «сок», которое он должен был знать с первого семестра прошлого учебного года. Как вы думаете, какая реакция группы была на это?..

– Ты не помнишь кс-кс-кс?!

Слово за словом. Страница 11.11

Литота

Преуменьшение:

“И шествуя важно, в спокойствии чинном,
Лошадку ведет под уздцы мужичок
В больших сапогах, в полушубке овчинном,
В больших рукавицах… а сам с ноготок!”

(Н.А. Некрасов “Крестьянские дети”).

Литота

Метафора

Перенос значения по сходству:

“И очи синие бездонные
Цветут на дальнем берегу”

(А. Блок “Незнакомка”).

Метафора

Тропы в ЕГЭ

Школьная жизнь нашего поколения (я родилась в восьмидесятом) прошла без ЕГЭ, репетиторов и “Всемирной сети”. Мы училиь по программам, по которым должны были УМЕТЬ учиться. Учителя умели учить, а мы умели учиться…

Сегодня палочкой-выручалочкой как современного учащегося, так и его преподавателя (учителя, репетитора, родителя…) является “всезнающий” Интернет. Интернет отвечает на вопросы, на которые не удосуживаются ответить ни авторы школьных программ, ни авторы учебников, ни авторы экзаменационного материала.

Вот и я решила захламить “Всемирную паутину” материалом, который, как мне кажется, может быть полезным для подготовки к ЕГЭ по русскому языку. Я говорю о таких художественно-изобразительных (или изобразительно-выразительных) средствах, как тропы (слова и словосочетания в переносном значении). Иллюстративное объяснение проще и нагляднее громоздких определений, а потому может подойти тем, кого отпугивают “научность” и сложность. Нарисовала я это “объяснение”, будучи студенткой филологического факультета МПГУ. Надеюсь, коллегам пригодится. Ну, а художников прошу не судить строго.

Удачи на экзамене!

Быстренько

Русские деминутивы иностранцам очень нравятся. Кажется, уменьшительно-ласкательными формами (в сочетании с бесконечным употреблением “спасибо” и “пожалуйста”) они пытаются всячески смягчить “императивность” нашего языка. И, конечно, выдают умилительные случаи интерференции. Им же невдомёк, что русским деминутивам русские же лингвисты посвящают целые диссертации. Как тут иностранцу не промахнуться?

Разыгрываем на уроке ситуацию в кафе-ресторане.
Один из студентов (вежливым тоном иностранца) “делает заказ”:
“Мне, пожалуйста, суп, картошку с котлетой, салат…”, – и совсем нежно добавляет, – “и БЫСТРЕНЬКО, кофе”.

YES! Нарочно не придумаешь!

Ну и как объяснить нашему вежливому иностранцу, что “быстренько” в данном контексте не совсем то же самое, что “сначала; побыстрее; быстро, но не очень; немного (немножко) быстрее…”? Ему же в детстве не приходилось слышать “разящие императивностью” русские деминутивчики: “Ну-ка, БЫСТРЕНЬКО принеси дневник!”, “Так, детки, БЫСТРЕНЬКО помыли ручки и за стол!”, “БЫСТРЕНЬКО почистил зубы и спать”… Такая “фамильярная повелительность” у нас вполне допустима по отношению к детям (или к близким, берущим на себя роли деток), тогда как во взрослом обществе может и оскорбить.

А потому не подозревающий языкового подвоха “посетитель ресторана”, желая быть вежливым, становится похожим на доброго воспитателя Трошкина с дерзкими замашками Доцента (“Джентльмены удачи”). Остаётся только надеяться, что у русского официанта, обслуживающего его, всё в порядке с чувством юмора. Иначе о содержании дальнейшего диалога остаётся только догадываться…

Трошкин
Трошкин. Доцент

Ёжик сказал бы

C ёжиками тоже не всё так просто.

Вы замечали, что, не владея иностранным языком в совершенстве, мы зачастую формулируем мысль, следуя логике своего языка, а не того, на котором говорим (в лингвистике эту тенденцию называют языковой интерференцией)?

Самое интересное, что иногда это работает и носитель языка без труда нас понимает. Тогда как в других случаях, даже если мы уверены в верности своего выражения, тот же или уже другой человек нас совсем не понимает или недопонимает. Причиной тому может быть множество факторов. И далеко не всегда вербальных…

Преподаватели русского языка как иностранного отличаются особой «понятливостью». Мы способны расшифровать практически любую «закодированную» студентом информацию. Главное, чтобы был контекст. Если же контекста нет, то и наш «декодер» может не справиться с задачей…

Копируем материалы к урокам в «копировальной» комнате для преподавателей. Преподаватели здесь разные, преимущественно русско- и англоговорящие. Один из преподавателей английского языка, не говорящий по-русски, но знающий его, ворча себе что-то под нос, неожиданно спрашивает меня (по-английски): «У вас же есть такая фраза. Ты знаешь?». И уточняет (по-русски): «Ёжик сказал бы»…

Мой мозг, вероятно, не успевает полностью переключиться с одного языка на другой. И я, понимая, что у нас, действительно, есть что-то подобное, отвечаю, что знаю. Но продолжаю думать, что же здесь не так.

Да, у нас есть ёжик. Наверно, не очень умный. Да, он совершает какое-то ментальное действие. Наверно, не очень сложное. Если ёжик может совершить это действие, значит, и мы можем…

Так это ж «ежу понятно», а не «ёжик сказал бы»! Как же столь странное «ёжик сказал бы» на несколько секунд успешно вытеснило родное «ежу понятно»! И коммуникативной неудачи не произошло, только ощущение того, что что-то не так: ёжик может понять, но вряд ли что-то скажет. Да и с деминутивом проблемка. Ёжик-то у нас ещё и «в тумане». А этот наш любимчик никак не может быть с низкими умственными способностями. Ёж тупеньким допускается, а ёжик – никак нет!

Интернет-справка:

“Источник выражения «И ежу понятно» — стихотворение Маяковского («Ясно даже и ежу — / Этот Петя был буржуй»). Широкое распространение оно получило сначала в повести Стругацких «Страна багровых туч», а затем в советских интернатах для одарённых детей. В них набирали подростков, которым осталось учиться два года (классы А, Б, В, Г, Д) или один год (классы Е, Ж, И). Учеников одногодичного потока так и называли — «ежи». Когда они приходили в интернат, двухгодичники уже опережали их по нестандартной программе, поэтому в начале учебного года выражение «ежу понятно» было очень актуально”.

Даже боюсь себе представить, сколько «говорящих ёжиков» бегает в тумане моей речи на английском языке. И ведь понимают, хоть ежу и не очень понятно…

Ёжик в тумане