На «чужбине». Познаём себя.

Когда я маме рассказала о летучих лисицах, хохочущих кукабарах и поссумах, бегающих здесь по проводам, она озадачилась, ничего ли плохого не происходит с мозгом русского человека, находящегося в окружении таких необычных для него австралийских реалий.

Кажется, ничего. А некоторых перемен бы хотелось…

«Как вы там, на чужбине?» – письменно спрашивают меня родственники и знакомые. «Как дома», – вслух отвечает им муж, нисколько не лукавя при этом. В мужчинах-технарях говорит разум. В женщинах-гуманитариях — не только. А потому, прекрасно осознавая, что я там, где в данный момент мне надо быть, временами чувствую себя одиноким Чебурашкой.

Не могу сказать, что круг наших знакомств в Москве был намного шире, чем в Брисбене. Но здесь появилась какая-то странная потребность в общении, общении на своём или на хорошем их языке. Наверно, даёт о себе знать филологическое образование, грешащее словоблудием.

Если данный порок подтолкнул меня к написанию этого материала, то я ему чрезвычайно за то благодарна, поскольку свежие впечатления нахожу наиболее правдивыми. Да, они довольно наивные, черновые и со временем наверняка подвергнутся правке. Зато в них есть что-то светлое и, быть может, истинное, что позже затмится знаниями и опытом.

«Интересно открывать мир», – резюмировала мой отъезд наш академический директор. Не менее интересно открывать себя в новом мире. Несмотря на то, что своя, русская, рубаха намного ближе к телу, оказываясь вне России, часто ловишь себя на мысли: «Почему мы не такие, как они?». «Почему мы не поступаем так, как они?», «Почему мы не делаем то, что они?». Конечно, в чём-то даже очень хорошо, что мы НЕ, но за что-то, к сожалению, приходится краснеть. И хочется «учиться, учиться и учиться».

Итак, какие мы и они НЕ…

Олеся Харина. Olesya Kharina

Водопад на горе Тамборин, недалеко от “Золотого побережья” (Квинсленд, Австралия)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *